23:46 

A hero with a face of a dreamer.
Режиссер Ксавье Долан живет в Монреале. Ему 21 год, и в 2009-м его дебютный фильм (сценарий к которому был написан Ксавье в 16 лет, фильм был снят несколько позже) «Я убил свою маму» получил 3 награды на Каннском кинофестивале, заслужил бурные овации и впоследствии был показан на других фестивалях. В нынешнем году в США состоялась даже театральная постановка по этому сюжету, которая была отснята на пленку.
Второй фильм Долана, «Воображаемые любови» (оригинальное название «Les Amours Imaginaires», в англоязычной части Канады вышел под названием «Heartbeats») был впервые показан на фестивале в Каннах в мае этого года, также был встречен бурными овациями и отхватил главный приз кинофестиваля в Сиднее в июне. Сейчас этот фильм демонстрируется на международном кинофестивале в Торонто. Неплохо для начинающего режиссера, но также неплохо и для того, кто только недавно достиг возраста, позволяющего в США покупать спиртное, не правда ли?
«Воображаемые любови» - изящные хроники, рассказывающие историю двух хороших друзей, Франсиса (его играет Долан) и Мари (Мония Шокри), которые увлекаются своим симпатичным и загадочным новым другом Николя (Нильс Шнайдер), влившимся в их компанию. Атмосфера фильма лирическая и романтическая. Монреаль никогда не выглядел таким элегантным и роскошным, а главные герои фильма — привлекательные романтичные хипстеры, дороги которых переплетаются в жизни, на вечеринках, в кафе, в то время как они отчаянно хотят связать с кем-то свою жизнь и влюбиться.
Долан, безусловно, имеет дар проницательного рассказчика и искусного создателя фильмов, и его чувство того, как использовать музыку, чтобы усилить эмоциональные акценты, впечатляет.
Показ «Воображаемых любовей» в Торонто — кажется, удачный момент для того, чтобы побеседовать с искренним, самоуверенным Доланом, который является открытым гомосексуалистом, о его новой работе и планах на будущее.

AfterElton: Поздравляю с выходом «Воображаемых любовей». Как вы вообще попали в кинопроцесс?
Xavier Dolan: Возможно, это будет неожиданным ответом, но я хотел быть уверенным, что могу сыграть роль Юбера в «Я убил свою маму», и я подумал: «Я не хочу, чтобы мной командовал режиссер, который говорил бы «Нет, я думаю, лучше подойдет вот этот актер или вот эта прославленная звезда». Я думал: «Это на самом деле моя жизнь, и я сам буду ее режиссировать».
В то время я как раз бросил учебу, и когда смотрел фильмы, то понимал, что хочу быть частью этого. Приобретать кинематографический опыт и быть частью этой вселенной; быть артистом.. Я был юным; мне было 17. А потом для меня стало очевидным, что я хочу быть еще и режиссером.

Что вам больше всего нравится в процессе создания фильма?

Сам процесс съемок. Возможно, со временем это исчезнет, но я надеюсь, что нет. Я собираюсь снимать свой третий фильм этой зимой, и я уже думаю о первом дне; пять утра, рассвет, пить крепкий кофе на улице, покрывшись гусиной кожей, — это ритуал.

Вы любитель жесткого контроля — есть такое?
У вас есть пресс-подборка? Розовая? Я сам ее разработал. Это что-то вроде ответа на ваш вопрос, любитель ли я жесткого контроля..

Как родилась задумка этой истории про трех друзей из «Воображаемых любовей»?

Это был только предлог для того, чтобы нам — Монии, Нильсу и мне — объединиться в работе, потому что мы и в реальной жизни друзья. Мы тогда только вернулись из совместной поездки по Соединенным Штатам, которая нам очень понравилась, и подумали: «Как бы нам оставаться вместе, но при этом еще и работать?». И я подумал, что ж... «Я кинорежиссер, я напишу сценарий!».
Мы все вместе обсудили пару идей и нашли пару перспектив, но ни одна не оказалась плодотворной.. Мы думали о том, чтобы снять историю о братьях и сестре и их умирающем отце, или о студентах, но ни одна задумка не казалась нам достаточно хорошей, пока не пришел в голову любовный треугольник. Но на самом деле эта история больше о любви двоих, потому что третий угол не имеет шансов.

То есть никогда не было идеи сделать что-то наподобие: «Мы будем приятелями, а она предметом нашей страсти, и...»?

Нет, нет, нет... Такие истории не мой конек. Я стараюсь оставаться в комфортных для меня условиях, поэтичных и претенциозных.

Насколько удобен Монреаль для съемок и работы?
Монреаль — это часть Квебека, а Квебек — часть Канады, и быть частью Канады — значит иметь дело с общественным финансированием. Сложно найти средства для съемок. Фильм «Я убил свою маму» был отклонен агентами, и мне пришлось финансировать его самостоятельно, и так до тех пор, пока фильм не был показан в Каннах, после чего людям захотелось вложить деньги в его предстоящие показы в других странах и так далее, просто для того, чтобы их логотипы были в титрах.
Но я не держу обиды. Если ты молод и не знаменит, если ты не звезда, на тебя смотрят с презрением. Люди просто не будут с тобой считаться.

Делать фильм вместе с друзьями — это весело или трудно?
Ну, на съемочной площадке они не являются твоими друзьями. Они коллеги. Мония мне как сестра; мы понимаем друг друга без слов. Так что это легко, импровизация рождается сама собой, и это просто часть нашего подхода. С Нильсом и другими друзьями — потому что в основном все люди, принимавшие участие в съемках этого фильма, мои друзья, — мы друзья, но не на съемочной площадке. Я, конечно, не общаюсь с ними так, как будто мы незнакомы, но мы соблюдаем профессиональные законы, не скатываемся в рассказывание анекдотов или...

Вы с нетерпением ждете продвижения в своей карьере и возможности работать с известными актерами?

Конечно. Свой четвертый фильм я определенно буду снимать в Штатах и приглашу американских актеров. Но сначала я собираюсь снять мой третий фильм этой зимой, и затем мой четвертый, который будет называться «Письма молодому актеру» или «Почему красный ковер красный». И да, я уже думаю об актерах и актрисах, которые будут играть в этом фильме.

Кто же это?
Ну, это люди, с которыми я мечтал бы поработать, не обязательно именно в этом фильме, такие актеры как Джулианна Мур, Мэрил Стрип, Кейт Уинслет, Хелен Миррен, Джеймс Франко, — все это актеры, которыми я действительно восхищаюсь.
Это что-то наподобие «Каково будет снимать его в таких сценах, где он должен будет делать это?» или «в сцене, где она должна будет делать это или то?». Потому что сразу видишь, как себя может проявить тот или иной актер, и ты начинаешь воображать их делающими сумасшедшие вещи, и это что-то вроде «Ооо, я бы хотел это с ней сделать, она была бы тааак хороша».

И вы представляете, например, Джулианну Мур: «Ну, она может сделать все, что угодно».

Да, но хочется увидеть, как она это делает!

И возвращаясь к «Воображаемым любовям»: о чем думает Николя? Он является объектом желаний в фильме, но что происходит в его голове?

Он ни о чем не думает. Он просто сердцеед, он хищник. Он бабник, Дон Жуан, Казанова, — мне подобрать все синонимы? Он не плохой человек, и он не бессознательный, но он не сознает, как много вреда он может причинить другим людям. Он игрок, и когда он смотрит людям в глаза, ему нужно видеть, как они блестят, и нужно видеть и чувствовать, что он доминирующая сила, и что он причина этих блестящих глаз.
Он один из тех людей, которые хотят быть любимыми всеми, но сами при этом любят только самих себя.

Я думаю, мы все знаем парочку таких.

Оох... Сколько у вас есть времени? [смеется]

В фильме замечательная музыка — начиная от Knife, и даже классическая «Bang Bang» в исполнении Далиды. Как вы ее выбирали?

На самом деле мне здорово помогла Мония. Она подбросила мне пару песен, и у нее оказался отличный вкус. Мы оба получали восхищенные отзывы как создатели фильма с отличным музыкальным вкусом.
Кубрика превзойти невозможно. Он режиссер с самым лучшим выбором музыки. Тарантино также совершенен в этом смысле. Я не видел всех его фильмов; это не мой тип кино, но я в самом деле уважаю его музыкальный вкус. Он безупречен.
Иногда ты начинаешь думать о какой-то сцене, и тогда... Давайте посмотрим на это с такой точки зрения: будет ли эта сцена смотреться без музыки? И если ответ — «Мм, да, она будет смотреться, но уже не так» или «Она не будет смотреться», — тогда это потому, что ты не можешь даже представить, что музыки тут не будет.
В отношении «Воображаемых любовей» мы хотели, чтобы все было на своем месте. И по моему мнению, «Pass This On» Knife подошел. И «Bang Bang» Далиды тоже подошел. Но что было интересно — мы создавали вселенную из различных песен разных периодов времени, из разных стран, разных стилей и жанров, и было интересно собирать этот музыкальный паззл, который продемонстрирует, что тема любви не относится к одному жанру, или стилю, или полу, или эпохе. Она универсальна.

То, что вы гомосексуалист, накладывает отпечаток на то, какое искусство вы создаете?

Нет, не накладывает. Нет также никакой взаимосвязи между гетеросексуалами и теми фильмами, которые они снимают. Мы не делим фильмы на «еврейские» или «гетеросексуальные»... В общем, я против того, чтобы наклеивать какие-то ярлыки. Не стоит на этом сосредотачиваться, я ненавижу все эти ярлыки.
Я никогда не воспринимал Гаса ван Сента как режиссера-гомосексуалиста. Я, возможно, даже никогда не воспринимал «Моей личный штат Айдахо» как гей-фильм. Это просто фильм. «Горбатая гора» — это гей-фильм. Это любовная история о геях — и она мне нравится. Джейк Гилленхол удивительный в этом фильме.
Но да, на данный момент я не могу сказать, что моя гомосексуальность повлияла на какие-то мои работы. И, возможно, так и не повлияет. Я гомосексуалист, но также у меня каштановые волосы и близорукость. Это в самом деле не влияет на мою работу.

В заключение, краски и атмосфера «Воображаемых любовей» очень романтичны. Вам легко дается придумывать и воссоздавать это изображение и характер?

Я не думаю об этом слишком много. Я осознаю многие из таких вещей уже после того, как фильм отснят. Так что я не обязательно преднамеренно это делаю. Я не могу сказать, как смешать печаль, юмор, горечь и цинизм; я не могу дать вам рецепт. Мы просто работали все вместе и старались создать атмосферу. И если это все срабатывает — тогда отлично, а если не срабатывает... Тогда дерьмово, понимаете?

октябрь 2010.

@музыка: Chuck Berry - Jonny B. Goode

@темы: ксавье долан

URL
   

Наука сна.

главная